.RU

C Перевод с испанского Н. Бутыриной, В. Столбова - страница 9



и порядок. Поутру Ребека открывала настежь окна, и ветер с

могил влетал в комнаты и улетал через двери во двор, оставляя

на стенах и мебели тонкий слой праха. Желание есть землю,

пощелкивание костей отца и матери, жаркий голос собственной

крови и вялая томность Пьетро Креспи -- все это было заброшено

на чердаки памяти. Весь день Ребека вышивала возле окна, чуждая

тревогам войны, и когда глиняные горшки на полке начинали

дрожать, она поднималась, чтобы разогреть обед, прежде чем

появятся измазанные грязью охотничьи собаки, а за ними колосс с

двустволкой и в сапогах со шпорами; иной раз у него на плече

был олень, но чаще всего он приносил связку кроликов или диких

уток. Однажды вечером, в начале своего правления, Аркадио

неожиданно зашел навестить Ребеку и ее мужа. Он не виделся с

ними с тех пор, как они ушли из дома, но держался так

дружелюбно, по-родственному, что его пригласили отведать

жаркое.

Только когда приступили к кофе, Аркадио открыл истинную

цель своего посещения: он получил донос на Хосе Аркадио.

Жаловались, что после того, как Хосе Аркадио распахал свой

участок, он двинулся на соседские поля; с помощью своих волов

он валил изгороди и превращал в развалины строения, пока не

присвоил все лучшие угодья в окрестности. Тех крестьян, которых

он не ограбил, потому что ему не нужны были их земли, он

обложил налогом и каждую субботу приходил с двустволкой за

плечами и сворой собак взимать его. Хосе Аркадио ничего не

отрицал. Он ссылался на то, что захваченные им земли были

распределены Хосе Аркадио Буэндиа во времена основания Макондо,

а он готов доказать, что отец его уже тогда был сумасшедшим,

так как отдал в чужие руки участки, принадлежавшие на самом

деле семье Буэндиа. В этих оправданиях не было никакой

необходимости -- Аркадио пришел вовсе не затем, чтобы вершить

правосудие. Он предложил создать регистрационное бюро, оно

узаконит право Хосе Аркадио на захваченное при условии, что

Хосе Аркадио позволит местным властям собирать вместо него

налоги. Так и договорились. Несколько лет спустя, когда

полковник Аурелиано Буэндиа станет пересматривать права на

землю, он обнаружит, что на имя брата записаны все земельные

участки, включая кладбище, какие только можно было охватить

взглядом с холма, где находился его дом, и что за одиннадцать

месяцев своего правления Аркадио набил себе карманы не только

деньгами от налогов, но также и теми, которые он брал за

разрешение хоронить покойников во владениях Хосе Аркадио.

Прошло несколько месяцев, прежде чем Урсула заметила то, о

чем знали все и что от нее скрывали, не желая умножать ее

страдания. Сначала у нее зародились подозрения. "Аркадио строит

себе дом", -- с притворной гордостью сообщила она мужу, пытаясь

влить ему в рот ложку тыквенного сиропа. И однако, не могла

удержать вздох: "Не знаю отчего, но не по душе мне все это".

Позже, когда ей стало известно, что Аркадио не только достроил

дом, но даже выписал себе венскую мебель, она уже не

сомневалась в том, что он тратит казенные деньги. Однажды,

возвращаясь после воскресной мессы, она увидела, как он в новом

доме играет в карты со своими офицерами. "Ты позор нашей

семьи!" -- крикнула она ему. Аркадио не обратил на нее

внимания. Лишь тогда Урсула узнала, что у него есть

шестимесячная дочь и что Санта София де ла Пьедад, с которой он

живет не обвенчавшись, снова беременна. Урсула решила написать

полковнику Аурелиано Буэндиа, где бы он ни находился, и

посвятить его во все случившееся, однако события,

развернувшиеся в следующие дни, не только помешали ей выполнить

свое намерение, но даже заставили раскаяться в нем. Война,

бывшая до тех пор для жителей Макондо не более как словом,

сочетанием звуков, обозначающим что-то смутное и далекое, стала

драматической реальностью. В конце февраля у ворот города

появилась серая от пыли старуха на осле, груженном вениками.

Вид у нее был совершенно безобидный, и часовые пропустили ее,

не задавая лишних вопросов, они решили, что перед ними простая

торговка из долины. Старуха направилась прямо в казарму.

Аркадио принял ее в бывшей классной комнате, превратившейся

теперь в подобие тылового лагеря: там и сям виднелись свернутые

или подвешенные за кольца гамаки, все углы были завалены

грудами циновок, на полу в беспорядке лежали винтовки, карабины

и даже охотничьи ружья. Старуха вытянулась по стойке "смирно",

отдала честь и представилась:

-- Полковник Грегорио Стивенсон.

Он принес плохие вести. Последние очаги сопротивления

либералов, по его словам, были подавлены. Полковник Аурелиано

Буэндиа, отступавший с боями от Риоачи, послал его с поручением

к Аркадио. Макондо нужно сдать без сопротивления при условии,

если будет гарантирована честным словом сохранность жизни и

имущества либералов. Аркадио с презрительным сочувствием

оглядел странного вестника, которого так нетрудно было принять

за жалкую старуху.

-- У вас, разумеется, есть какой-нибудь письменный

приказ, -- сказал он.

-- Разумеется, -- ответил посланец, -- у меня его нет.

Каждому ясно, что в подобных обстоятельствах нельзя иметь при

себе ничего компрометирующего.

Тут он вынул из-за корсажа и положил на стол золотую

рыбку. "Я полагаю, этого достаточно", -- сказал он. Аркадио

подтвердил, что это действительно одна из рыбок, сделанных

полковником Аурелиано Буэндиа. Но ведь кто-нибудь мог купить ее

еще до войны, и поэтому как мандат она не годится. Чтобы

удостоверить свою личность, гонец пошел даже на нарушение

военной тайны. Он пробирается на Кюрасао с важной миссией --

завербовать там изгнанников с островов Карибского моря, достать

оружие, снаряжение и в конце года сделать попытку высадиться на

побережье. Полковник Аурелиано Буэндиа убежден в успехе этого

плана и считает, что не следует приносить бесполезные жертвы в

данный момент. Но Аркадио был непреклонен. Он приказал держать

посланца под стражей до тех пор, пока не будет установлена его

личность, и решил оборонять крепость Макондо не на жизнь, а на

смерть.

Ждать пришлось недолго. Известия о поражении либералов

становились с каждым разом все более достоверными. Однажды

ночью, в конце марта, когда не по сезону рано начавшийся дождь

поливал улицы Макондо, напряженное спокойствие предыдущих

недель внезапно было нарушено душераздирающими звуками трубы,

вслед за этим прогремел пушечный выстрел, который снес с церкви

колокольню. Решение сопротивляться и в самом деле оказалось

чистым безумием. Аркадио имел в своем распоряжении всего

пятьдесят человек, плохо вооруженных и с запасом патронов не

более двадцати штук на душу. Правда, среди этих людей были

ученики из его школы, воспламененные его высокопарными

призывами и готовые пожертвовать своей шкурой для гиблого дела.

Земля содрогалась от орудийной пальбы, слышался беспорядочный

треск выстрелов, топот сапог, противоречивые команды и

бессмысленные сигналы трубы, когда человек, называвший себя

полковником Стивенсоном, добился наконец разговора с Аркадио.

"Избавьте меня от позорной смерти в колодках и с этим бабьим

тряпьем на теле, -- сказал он. -- Если я должен умереть, пусть

я умру сражаясь". Его слова убедили Аркадио. Он приказал выдать

арестанту оружие и двадцать патронов и оставил его с пятью

людьми защищать казарму, а сам ушел вместе со своим штабом,

чтобы возглавить оборону. Аркадио не успел выйти на дорогу к

долине. Баррикады у входа в Макондо были разрушены, и защитники

города сражались уже на улицах, перебегая от дома к дому;

сначала, пока не кончились патроны, они стреляли из винтовок,

потом против винтовок врага были пущены в ход пистолеты, и,

наконец, завязалась рукопашная. Угроза поражения заставила

многих женщин броситься на улицу, вооружившись кухонными

ножами. В этой сумятице Аркадио увидел Амаранту, которая

разыскивала его: в ночной рубашке, со старыми пистолетами Хосе

Аркадио Буэндиа в руках, она была похожа на безумную. Аркадио

отдал винтовку офицеру, потерявшему в бою свое оружие, и

бросился с Амарантой в переулок, чтобы отвести ее домой. Урсула

ждала в дверях, не обращая внимания на свист снарядов, один из

которых пробил брешь в фасаде соседнего дома. Дождь кончился,

но улицы были скользкими и мягкими, как раскисшее мыло, в

ночной тьме идти приходилось наугад. Аркадио оставил Амаранту

Урсуле, повернулся и выстрелил в двух солдат, которые открыли

по нему огонь из-за соседнего угла. Пистолеты, долго

провалявшиеся в шкафу, дали осечку. Урсула заслонила Аркадио

своим телом и попыталась втолкнуть его в дом.

-- Пойдем, ради Бога! -- кричала она. -- Хватит уже

глупостей!

Солдаты прицелились в них.

-- Отпустите этого человека, сеньора, -- крикнул один, --

иначе мы ни за что не отвечаем!

Аркадио оттолкул Урсулу и сдался. Немного погодя выстрелы

стихли и зазвонили колокола. Сопротивление было подавлено всего

за полчаса. Ни один из людей Аркадио не остался в живых, но

прежде чем умереть, они храбро бились против трех сотен солдат.

Последним их оплотом стала казарма. Когда правительственные

войска уже собирались броситься на решительный штурм, человек,

называвший себя полковником Грегорио Стивенсоном, выпустил

заключенных и приказал своим людям покинуть казарму и идти

сражаться на улицу. Необычайная подвижность, благодаря которой

он успевал вести огонь из нескольких окон, безошибочная

меткость, с которой он расстрелял все свои двадцать патронов,

создали впечатление, что казарма защищена очень хорошо, и тогда

нападающие разрушили ее пушечными выстрелами. Руководивший

операцией капитан был поражен, обнаружив, что в развалинах нет

никого, кроме мертвого человека в одних кальсонах; его

оторванная снарядом рука сжимала винтовку с пустой обоймой. У

мертвеца были густые и длинные, как у женщины, волосы,

подколотые на затылке гребнем, на шее висела ладанка с золотой

рыбкой. Перевернув труп носком сапога, чтобы взглянуть на лицо,

капитан застыл в удивлении. "Что за черт!" Подошли другие

офицеры.

-- Глядите-ка, где он объявился, -- сказал им капитан. --

Ведь это Грегорио Стивенсон.

На рассвете по приговору военно-полевого суда Аркадио был

расстрелян у кладбищенской стены. В последние два часа жизни он

так и не успел разобраться, почему исчез страх, мучивший его с

самого детства. Совершенно спокойно, но вовсе не потому, что

хотел показать свое недавно родившееся мужество, слушал он

бесконечные пункты обвинения. Он думал об Урсуле -- она в это

время, наверное, пьет кофе под каштаном вместе с Хосе Аркадио

Буэндиа. Думал о своей восьмимесячной дочке, которой еще не

успели дать имя, и о том ребенке, что должен родиться в

августе. Думал о Санта Софии де ла Пьедад, вспомнил, что вчера

вечером, когда он уходил воевать, она присаливала оленину для

субботнего обеда, вспомнил и затосковал о темном потоке ее

волос, низвергавшемся на плечи, о ресницах, таких длинных и

густых, что они казались ненастоящими. В его мыслях о близких

не было сентиментальности -- он сурово подводил итоги своей

жизни, начиная понимать, как сильно любил в действительности

тех людей, которых больше всего ненавидел. Председатель

военно-полевого суда приступил к заключительной речи, а Аркадио

все еще не заметил, что прошло уже два часа. "Даже в том

случае, если бы перечисленные обвинения не были подтверждены

столь многочисленными уликами, -- говорил председатель, --

безответственная и преступная дерзость обвиняемого, который

послал своих подчиненных на бесполезную гибель, была бы

достаточным основанием для вынесения ему смертного приговора".

Здесь, в разгромленной школе, где он в первый раз испытал

уверенность в себе, приходящую с властью, в нескольких метрах

от комнаты, где он познал неуверенность, порождаемую любовью,

формальности, сопутствующие смерти, показались Аркадио

нелепыми. По правде говоря, смерть для него не имела значения,

ему важна была жизнь, и поэтому, услышав приговор, он

почувствовал не страх, а тоску. Он не произнес ни слова до тех

пор, пока его не спросили о последнем желании.

-- Скажите моей жене, -- ответил он звучным голосом, --

пусть назовет дочку Урсулой, -- и, помолчав, подтвердил: --

Урсулой, как бабушку. И скажите ей также, что если ребенок,

который должен родиться, родится мальчиком, то пусть ему дадут

имя Хосе Аркадио, но не в честь дяди, а в честь деда.

Перед тем как Аркадио отвели к стене, падре Никанор

попытался исповедовать его. "Мне не в чем каяться", -- сказал

Аркадио и, выпив кружку черного кофе, отдал себя в распоряжение

солдат. Командовать расстрелом назначили капитана, которого

отнюдь не случайно звали Роке Мясник -- он был специалистом по

массовым казням. Шагая к кладбищу под упорно моросящим дождем,

Аркадио увидел, что на горизонте занимается лучезарное утро

среды. Вслед за ночным туманом рассеялась и его тоска, оставив

вместо себя безграничное любопытство. Ему было приказано стать

спиной к стене, и только тогда он заметил Ребеку -- с мокрыми

волосами, одетая в платье из какой-то ткани в розовых

цветочках, она распахивала настежь окна дома. Аркадио

сосредоточил всю свою волю, чтобы привлечь ее внимание. Ребека

и в самом деле вдруг бросила беглый взгляд на стену, застыла,

пораженная ужасом, потом сделала над собой усилие и махнула ему

на прощание рукой. Аркадио ответил ей тем же. В это самое

мгновение на него нацелились закопченные дула винтовок, и он

услышал слово за словом пропетые энциклики Мелькиадеса, и

уловил шаги Санта Софии де ла Пьедад, заплутавшиеся в классной

комнате, и ощутил, как его нос обретает ту ледяную твердость,

что поразила его, когда он глядел на лицо мертвой Ремедиос. "А,

черт, -- еще успел он подумать, -- ведь я забыл сказать: если

родится девочка, пусть назовут ее Ремедиос". И тогда одним

сокрушительным ударом на него снова обрушился тот страх,

который мучил его всю жизнь. Капитан дал приказ стрелять.

Аркадио едва успел расправить грудь и поднять голову, не

понимая, откуда течет горячая жидкость, обжигающая его ляжки.

-- Сволочи! -- крикнул он. -- Да здравствует партия

либералов!


x x x


В мае война кончилась. За две недели до того, как

правительство официально сообщило об этом в высокопарном

воззвании, обещая безжалостно покарать зачинщиков мятежа,

полковник Аурелиано Буэндиа, который в одежде индейца-знахаря

уже почти добрался до западной границы, был захвачен в плен.

Уходя на войну, он взял с собой двадцать одного человека;

четырнадцать погибли в боях, шестеро лежали раненые, и лишь

один был с ним в минуту окончательного поражения -- полковник

Геринельдо Маркес. Весть о пленении полковника Аурелиано

Буэндиа была объявлена в Макондо чрезвычайным декретом. "Он

жив, -- сказала Урсула мужу. -- Помолимся, чтобы враги проявили

к нему милосердие". Три дня она оплакивала сына, а на

четвертый, приготовляя на кухне сласти из сливок, совершенно

отчетливо услышала где-то рядом его голос. "Это Аурелиано, --

закричала она и бросилась к каштану, чтобы сообщить новость

мужу. -- Не знаю, каким чудом он спасся, но он жив и мы скоро

его увидим". Урсула была уверена, что так и будет. Она

распорядилась вымыть в доме полы и переставить мебель. А через

неделю пророчество ее нашло печальное подтверждение в

неизвестно откуда возникших слухах, на этот раз не

подтвержденных декретом. Полковник Аурелиано Буэндиа приговорен

к смертной казни, и приговор будет приведен в исполнение в

Макондо для устрашения жителей города. Утром в понедельник,

около половины одиннадцатого, Амаранта одевала Аурелиано Хосе,

как вдруг до нее донесся далекий беспорядочный шум и звуки

трубы, а через секунду в комнату ворвалась Урсула с криком:

"Ведут!" Солдаты ударами прикладов расчищали себе путь в

несметной толпе. Проталкиваясь через плотную массу людей,

Урсула и Амаранта добрались до соседней улицы, и там они

увидели его. Он был похож на нищего. Босой, в изодранной

одежде, борода и волосы всклокочены. Он шел, не чувствуя

обжигающего прикосновения раскаленной пыли, руки его были

связаны за спиной веревкой, конец которой сжимал в ладони

конный офицер. Рядом вели полковника Геринельдо Маркеса, тоже

грязного и оборванного. Они не выглядели печальными. Скорее

казалось, что они взволнованы поведением толпы, осыпающей

солдат всевозможными оскорблениями.

-- Сынок! -- раздался среди общего шума вопль Урсулы, она

ударила солдата, пытавшегося задержать ee. Лошадь офицера

поднялась на дыбы. Полковник Аурелиано Буэндиа вздрогнул,

остановился и, уклонившись от рук матери, твердо посмотрел ей в

глаза.

-- Идите домой, мама, -- сказал он. -- Спросите

разрешения властей и приходите ко мне в тюрьму.

Он перевел взгляд на Амаранту, в нерешительности стоявшую

позади Урсулы, улыбнулся ей и спросил: "Что у тебя с рукой?"

Амаранта подняла руку в черной повязке. "Ожог", -- сказала она

и оттащила Урсулу в сторону, подальше от лошадей. Солдаты дали

залп в воздух. Отряд кавалерии окружил пленных и на рысях

направился к казарме.

Вечером Урсула пришла на свидание с полковником Аурелиано

Буэндиа. Она попробовала получить предварительное разрешение с

помощью дона Аполинара Москоте, но вся власть сосредоточилась

теперь в руках военных, и его слово не имело никакого веса.

Падре Никанор лежал с приступом печени. Родители полковника

Геринельдо Маркеса, который не был приговорен к смертной казни,

уже пытались навестить сына, но их отогнали прикладами. Видя,

что найти посредников невозможно, убежденная, что Аурелиано на

рассвете будет расстрелян, Урсула сложила в узелок вещи,

которые хотела ему снести, и пошла в казарму одна.

-- Я мать полковника Аурелиано Буэндиа, -- заявила она.

Часовые преградили ей путь. "Я все равно войду, -- сказала

Урсула. -- Так что, если вам приказано стрелять, стреляйте

сразу". Сильным толчком она отстранила одного из них и вошла в

бывшую классную комнату, где группа полуголых солдат чистила

оружие. Учтивый румяный офицер в очках с толстыми стеклами,

одетый в походную форму, сделал знак бросившимся было за ней

часовым, и они ушли.

-- Я мать полковника Аурелиано Буэндиа, -- повторила

Урсула.

-- Вы хотите сказать, сеньора, -- поправил ее офицер,

любезно улыбаясь, -- что вы мать сеньора Аурелиано Буэндиа.

В его изысканной речи Урсула уловила тягучие интонации

жителей гор -- качако (*12).

-- Пусть будет "сеньор", -- согласилась она, -- все

равно, лишь бы мне его увидеть.

Приказом свыше всякие посещения осужденных на смерть были

запрещены, но офицер под свою ответственность разрешил Урсуле

пятнадцатиминутное свидание. Урсула показала ему то, что

принесла в узелке, смену чистого белья, ботинки, в которых сын

гулял на своей свадьбе, и сласти, которые она хранила для него

с того дня, когда почувствовала, что он вернется. Она нашла

полковника Аурелиано Буэндиа в комнате, где стояли колодки, он

лежал, раскинув руки, потому что под мышками у него вздулись

нарывы. Ему разрешили побриться. Густые усы с закрученными

кончиками подчеркивали угловатость скул. Урсуле показалось, что

он бледнее, чем был раньше, немного выше и еще более одинок. Он

знал все, что произошло дома: знал о самоубийстве Пьетро

Креспи, о беззакониях Аркадио и его расстреле, о чудачествах

Хосе Аркадио Буэндиа под каштаном. Знал, что Амаранта посвятила

свое вдовье девичество воспитанию Аурелиано Хосе, что тот

проявляет незаурядный ум и научился читать и писать тогда же,

когда начал разговаривать. С той самой минуты, как Урсула вошла

в комнату, она почувствовала себя неловко -- ее смущал

повзрослевший вид сына, исходившая от него властность, сила,

которую излучало все его большое тело. Она удивилась, что он

так хорошо обо всем осведомлен. "Вы же знаете: ваш сын --

ясновидец, -- пошутил он. И добавил уже серьезно: -- Утром,

когда меня вели, я как будто пережил все это".

И в самом деле, пока толпа шумела вокруг, он был занят

своими мыслями, удивляясь, как постарел город всего за один

год. Листья на миндальных деревьях были ободраны. Дома, которые

то и дело перекрашивали из голубого цвета в розовый, потом

снова в голубой, приобрели в конце концов неопределенный

оттенок.

-- А что ты думал? -- вздохнула Урсула. -- Время-то идет.

-- Конечно, -- согласился Аурелиано, -- но все же...

И свидание, которого они оба так долго ждали, приготовив

вопросы и даже поразмыслив, какие ответы могут на них получить,

вылилось в обычный повседневный разговор. Когда часовой

объявил, что пятнадцать минут истекли, Аурелиано достал из-под

циновки походной кровати скатанные в трубку, пропитанные потом

листки бумаги. Это были его стихи. Те, что он посвящал Ремедиос

и забрал с собой, уходя из дома, и другие -- написанные позже,

во время коротких передышек между боями. "Обещайте мне, что

никто не прочтет их, -- сказал он. -- Сегодня же вечером

растопите ими плиту". Урсула пообещала и встала, чтобы

поцеловать сына на прощание.

-- Я принесла тебе револьвер, -- шепнула она.

Полковник Аурелиано Буэндиа удостоверился, что часового

нет поблизости. И ответил так же тихо: "На что он мне? Впрочем,

давайте, а то они еще увидят, когда вы будете уходить". Урсула

вынула револьвер из-за корсажа, и полковник Аурелиано Буэндиа

положил его под циновку на койке. "А теперь не прощайтесь со

мной, -- сказал он подчеркнуто спокойным тоном. -- Не умоляйте

никого, не унижайтесь ни перед кем. Заставьте себя думать, что

меня расстреляли уже давным-давно". Урсула закусила губу,

сдерживая слезы.

-- Приложи к нарывам горячие камни, -- сказала она,

отвернулась и вышла из комнаты.

Полковник Аурелиано Буэндиа продолжал стоять, углубленный

в свои мысли, до тех пор, пока дверь не закрылась. Тогда он

снова лег и раскинул руки. С того времени, когда он вступил в

юношеский возраст и осознал, что наделен даром ясновидения, он

всегда верил -- смерть сообщит ему о своем приближении каким-то

определенным, безошибочным, неоспоримым знаком, и вот до

расстрела остается лишь несколько часов, а такого знака все

нет. Однажды в его лагерь в Тукуринке пришла очень красивая

девушка и попросила часовых разрешить ей увидеться с

полковником Аурелиано Буэндиа. Ее пропустили -- ведь всем было

известно, что некоторые матери-фанатички посылают своих дочерей

в постель к прославленным полководцам, чтобы, как они сами

объясняли, улучшить породу. В тот вечер полковник Аурелиано

Буэндиа заканчивал стихотворение о человеке, который сбился с

пути под дождем, когда вдруг в комнату вошла девушка. Желая

спрятать исписанный листок в ящик стола, где он хранил под

замком свои стихи, полковник повернулся к гостье спиной. И тут

почувствовал это. Не оглядываясь, он схватил лежавший в ящике

пистолет и сказал:

-- Не стреляйте, пожалуйста.

Когда он обернулся, сжимая в руке пистолет, девушка уже

опустила свой и стояла в полной растерянности. Так ему удалось

избежать четырех покушений из одиннадцати. Но был и другой

случай: неизвестный, которого потом не удалось задержать,

пробрался ночью в лагерь повстанцев в Манауре и заколол

кинжалом его близкого друга -- полковника Магнифико Висбаля.

Тот болел лихорадкой, и полковник Аурелиано Буэндиа временно

уступил ему свою койку. Сам он спал тут же рядом в гамаке и

ничего не слышал. Все его попытки разобраться в своих

предчувствиях оказались тщетными. Предчувствия возникали

внезапно, как озарение свыше, как абсолютная, мгновенная и

непостижимая убежденность. Порой они казались совсем

непримечательными, и полковник Аурелиано Буэндиа спохватился,

что это были предчувствия, лишь после того, как они

исполнялись. А иной раз они были очень определенными, но не

исполнялись. Нередко он путал их с самыми обычными приступами

суеверия. Однако, когда ему прочли смертный приговор и

спросили, каково будет его последнее желание, он сразу же

понял, что это предчувствие подсказывает ему ответ.

-- Я прошу, чтобы приговор был приведен в исполнение в

Макондо, -- заявил он.

Председатель трибунала рассердился.

-- Не пытайтесь нас провести, Буэндиа, -- сказал он. --

Это просто военная хитрость, чтобы выиграть время.

-- Не хотите, ваше дело, -- ответил полковник, -- но

таково мое последнее желание.

С тех пор предчувствия его покинули. В тот день, когда

Урсула навестила его в тюрьме, он после долгих размышлений

пришел к выводу, что на этот раз смерть, вполне возможно, не

известит его о своем приближении, поскольку она зависит не от

случая, а от воли его палачей. Мучимый своими нарывами, он не

спал всю ночь. Незадолго до рассвета в коридоре раздались шаги.

"Идут", -- сказал он себе и почему-то вдруг вспомнил о Хосе

Аркадио Буэндиа, который в эту самую минуту в угрюмой

предрассветной полутьме тоже думал о нем, скорчившись на своей

скамеечке под каштаном. В душе у полковника Аурелиано Буэндиа

не было ни тоски, ни страха, он испытывал лишь глухую ярость

при мысли, что из-за преждевременной смерти ему не суждено

узнать, чем завершится все то, что он не успел завершить...

Дверь отворилась, вошел солдат с чашкой кофе. На следующий

день, в тот же час, когда полковник Аурелиано Буэндиа

по-прежнему сходил с ума от боли под мышками, повторилось то же

самое. В четверг он раздал часовым сласти, принесенные Урсулой,

надел чистое белье, которое оказалось ему узким, и лаковые

ботинки. Наступила пятница, а его еще не расстреляли.

Дело было в том, что военные власти не осмеливались

исполнить приговор. Возмущение, охватившее весь город, навело

их на мысль, что расстрел полковника Аурелиано Буэндиа может

иметь тяжелые политические последствия не только в Макондо, но

и во всей округе, поэтому они запросили совета в главном городе

провинции. В ночь на субботу, когда ответ еще не был получен,

капитан Роке Мясник отправился с другими офицерами в заведение

Катарино. Из всех женщин только одна, вконец запуганная его

угрозами, согласилась повести его в свою комнату. "Они не хотят

спать с человеком, у которого смерть за плечами, -- объяснила

она. -- Никто не знает, как это случится, но кругом говорят,

что офицер, который расстреляет полковника Аурелиано Буэндиа, и

все его солдаты рано или поздно будут обязательно убиты один за

другим, даже если они спрячутся на краю света". Капитан Роке

Мясник обсудил такую возможность с остальными офицерами, а те

со своими начальниками. В воскресенье, хотя никто никому об

этом прямо не сказал и военные ничем не нарушили царившее в

Макондо напряженное спокойствие, всему городу уже было

известно, что офицеры не хотят брать на себя ответственность и

собираются под любыми предлогами уклониться от участия в казни.

В понедельник почта доставила письменный приказ: приговор

должен быть приведен в исполнение в течение двадцати четырех

часов. Вечером офицеры бросили в фуражку шесть клочков бумаги

со своими именами, и злосчастная фортуна капитана Роке Мясника

наградила его выигрышным билетом. "От судьбы не уйдешь, --

сказал капитан с глубокой горечью. -- Как родился я сыном

шлюхи, так и подохну". В пять часов утра он избрал, тоже

жеребьевкой, отделение солдат, выстроил его во дворе и разбудил

приговоренного к смерти традиционными словами.

-- Пошли, Буэндиа, -- сказал он. -- Час настал.

-- А! Так вот оно что, -- откликнулся полковник. -- То-то

мне приснилось, будто у меня прорвались нарывы.

С тех пор как Ребека Буэндиа узнала, что Аурелиано должны

расстрелять, она каждый день поднималась в три часа утра. Сидя

в темноте спальни на кровати, содрогавшейся от храпа Хосе

Аркадио, она следила в щель приоткрытого окна за кладбищенской

стеной. Она ждала всю неделю с тем тайным упорством, с каким в

свое время ждала писем от Пьетро Креспи. "Здесь они его не

станут расстреливать, -- говорил ей Хосе Аркадио. -- Его

расстреляют поздней ночью в казарме, чтобы не узнали, кто

bryussel-1872-verlen-i-rembo.html
bs-ii13-informirovanie-obshestvennosti-i-ee-uchastie-russian-original-english-konferenciya-storon-konvencii-o.html
bs-iv6-sotrudnichestvo-s-drugimi-organizaciyami-konvenciyami-i-iniciativami.html
bs-v12ocenka-riskov-i-regulirovanie-riskov-stati-15-i-16-russian-original-english-konferenciya-storon.html
bs-v15-ocenka-i-obzor-statya-35-russian-original-english-konferenciya-storon-konvencii-o-biologicheskom-raznoobrazii.html
bs-v5-mehanizm-finansirovaniya-i-finansovie-resursi-russian-original-english-konferenciya-storon-konvencii-o.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/skazochnij-week-end-v-budapeshte-ekonom-budapesht-eger-gedele-vena-chetverg-ponedelnik-ceni-dejstvitelni-v-period-s-01-11-08-20-03-09-krome-novogodnego-i-rozhdestvenskogo-perioda.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-disciplini-dpp-ds-05-tehnologiya-shvejnogo-proizvodstva-celi-i-zadachi-disciplini.html
  • education.bystrickaya.ru/22-v-zone-aktivnoj-turbulentnosti-stokgolmskaya-shkola-ekonomiki-v-sankt-peterburge.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-parlamentskoj-komissii-po-rassledovaniyu-prichin-i-obstoyatelstv-stranica-3.html
  • books.bystrickaya.ru/distochniki-informacii-dlya-vsestoronnego-obzora-russian-original-english-konferenciya-storon-konvencii-o-biologicheskom.html
  • thescience.bystrickaya.ru/inostrannij-yazik-sovremennie-podhodi-k-prepodavaniyu.html
  • tests.bystrickaya.ru/konkurszhkh-rf.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kalendarno-tematicheskoe-planirovanie-po-literature-dlya-6-klass.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodichn-rekomendac-z-pismovo-praktiki-punktuacya-ta-mehanka-metodicheskie-rekomendacii-po-pismennoj-praktike-punktuaciya-i-mehanika-dlya-studentv-starshih-kursv.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-viselenie-naroda-1-1-kollaboracionizm-i-diskurs-vini.html
  • grade.bystrickaya.ru/oborudovanie-i-osnovi-tehnologii-proektirovaniya-elektrostaleplavilnih-cehov.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/primenenie-pulmosana-2-pri-lechenii-telyat-bolnih-bronhopnevmoniej-vipusknaya-kvalifikacionnaya-rabota-chast-3.html
  • assessments.bystrickaya.ru/bitovoe-nasilie-molodezhnaya-programma-po-obrazovaniyu-v-oblasti-prav-cheloveka-nasilie-v-otnoshenii-molodih-zhenshin-v-evrope.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-disciplini-dpp-f-03-istoriya-rossii-do-nachala-xvi-v-1.html
  • college.bystrickaya.ru/22-valyuti-i-valyutnie-kursi-vo-vneshneekonomicheskih-svyazyah-rossii-vidi-i-sferi-ih-ispolzovaniya.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekcii-po-ritorike-chast-7.html
  • testyi.bystrickaya.ru/azastan-respublikasinda-ekonomikali-zhadajin-zhne-investiciyani-pajdalanu-timdlgn-taldau.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sabati-tairibi-operaciyali-zhjen-basarudi-negzg-tslder-zhne-obektler-sabati-masati.html
  • crib.bystrickaya.ru/kniga-prednaznachena-dlya-uchashihsya-prepodavatelej-kraevedeniya-zhitelej-abanskogo-rajona.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/93-realizaciya-biznes-plana-na-predpriyatii-planirovanie-uchebnik-rekomendovano-ministerstvom-obshego-i-professionalnogo.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/moda-drevnego-egipta-3000-do-n-e-200-n-e-stranica-2.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiz-metodicheskoj-deyatelnosti-mdou-detskij-sad-kv-52-2009-2010-uch-god.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-mezhdunarodnogo-nauchno-obrazovatelnogo-proekta-.html
  • credit.bystrickaya.ru/oglavlenie-poyasnitelnaya-zapiska-4.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kompleks-gorodskogo-hozyajstva-goroda-moskvi-gu-centr-reformi-v-zhkh-stranica-4.html
  • abstract.bystrickaya.ru/220114-g-minsk-prosp-nezavisimosti-116-nacionalnaya-biblioteka-belarusi-otdel-komplektovaniya-fondov-sektor-vnutrirespublikanskogo-dokumentoobmena-i-pereraspredeleniya.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/poster-sekciya-xvi-mezhdunarodnaya-nauchnaya-konferenciya-studentov-aspirantov-i-molodih-uchenih.html
  • college.bystrickaya.ru/210201-proektirovanie-i-tehnologiya-radioelektronnih-sredstv-stranica-5.html
  • predmet.bystrickaya.ru/specialisti-press-centra-metodicheskoe-posobie-moskva-2003-cvetkova-i-v-kak-sostavit-i-uspeshno-realizovat-programmu.html
  • desk.bystrickaya.ru/opredelenie-temi-issledovaniya.html
  • education.bystrickaya.ru/2-grazhdansko-patrioticheskoe-pravovoe-vospitanie-programma-vospitatelnoj-raboti-na-cikl-obucheniya-studentov-svfu-2010-2015-gg.html
  • books.bystrickaya.ru/chastyu-ee-pravovoj-sistemi-standarti-evropejskogo-suda-po-pravam-cheloveka-i-rossijskaya-pravoprimenitelnaya-praktika.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zaklyuchenie-dinamika-i-logika-produktivnogo-mishleniya-vertgejmer-m-v-35-produktivnoe-mishlenie-per-s-anglobsh.html
  • turn.bystrickaya.ru/plan-raboti-soveta-fakulteta-chuvashskoj-filologii-na-201-1.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochee-vremya-vidi-i-prodolzhitelnost-spravochnik-po-trudovomu-pravu-material-podgotovlen-s-ispolzovaniem-pravovih.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.