.RU

«Белянин А. Вкус вампира»: Армада, Альфа книга; Москва; 2003 - страница 9



— Ладно, пошли в дом. Надеюсь, наши дамы уже вдосталь наговорились, пора бы и спать ложиться.

— Ой, слыхал я, как вы там спите… Ю…ма! — вновь переходя на привычную манеру разговора, завернул Капрал. — От всхлипов твой подружки на огороде баклажаны, х…ма на п…ма, и те встают!

Я махнул на него рукой, второго такого похабника ещё поискать надо.

К моему возвращению ничего кардинального в гостиной не произошло. Все были живы здоровы, никто не дрался, ко мне с упрёками и обидами не приставал. Ева сидела в уголке, по детски грызя авторучку, и что то сверяла в записях. Сабрина, вытянув ноги, отдыхала в кресле, рядом с ней стояла недопитая чашечка кофе.

— Отдышался? У тебя всё ещё бледное лицо.

— Просто очень устал… — Я погладил холодную руку моей вамп и уточнил: — Ты уже меняла ей повязку на шее?

— Да, только что заклеила лейкопластырем. Ранки почти затянулись, ночью может быть жар, ещё дня два будет чесаться. Возможно частичное выпадение волос, немота в суставах, отторжение твёрдой пищи, сыпь по всему телу и насморк…

— Ага. Спасибо. Я очень хорошо себя чувствую, — не поняв ни слова, автоматически пробубнила охотница. Видимо, она целиком была поглощена новыми открытиями в области человеческих взаимоотношений и проблемой «власти над мужчинами».

— Опять шутишь? — ровно осведомился я, довольная Сабрина радостно кивнула. — Прогресс заметен. Дай мне пару дней как следует проштудировать эту книгу, и мы будем выступать на арене вместе.

— Для совместных выступлений найдём другое место, но там твоей книгой буду — я! Пожелай девочке «спокойной ночи!», у неё на сегодня только теория.

Представляю, что будет, когда начнётся практика… Я с трудом отвёл взгляд от пронзительно зелёных глаз Евы, послушно отправившись в спальню. О чём, кстати, и не пожалел…

* * *

В ту ночь мы почти не спали. Сабрина словно с цепи сорвалась, перемежая бурные слезы с бесконечно сладкими стонами. Казалось, она хочет наверстать упущенное и взять своё на много лет вперёд… или на те немногие часы, что нам остались. Она никогда никому не давала отчёта в своих поступках. Просто не думала, что её судьба может быть всерьёз кому нибудь интересна. Она легко сходится с людьми (и нелюдьми тоже!), умеет управлять аудиторией, мила и обаятельна в общении, но… ей не хочется, чтобы кто то смотрел ей в душу, как в зеркало. Когда мы впервые встретились той памятной зимой, я никак не ожидал, что это перерастёт в нечто большее. А теперь не представляю своей жизни без неё…

— Не уходи…

— Я быстро.

— Тогда я с тобой!

— В туалет?

— А почему нельзя?! Подожду тебя у двери…

— Слушай, а ты вообще когда нибудь что нибудь слышала о правах человека на личную жизнь?

— Значит нет?! — Сабрина надулась и повернулась ко мне спиной, демонстративно стягивая на себя покрывало. Я поцеловал её за ушком и поднялся с кровати. Туалет у нас, естественно, в доме, то, что на задворках у забора, скорее замаскированный вход… сами знаете куда.

— Эй, ты там надолго? — За дверью раздался голос Капрала, подсматривать за мной ему неинтересно. — Ато там, на речке, две таких м…ма, с…ма, без р…ма наблюдаются! Как раз в твоём вкусе.

— Что ты знаешь о вкусе вампира?

— Тьфу, ё…ма! Ну передо мной то какого х…ма с н…ма выкорячиваться?! Иди, глянь, голодный ведь…

Он был прав, физическая пища способна продлить существование, но никогда не даст необходимых сил. Я давно не выходил на охоту, а все запасы энергии сожрал поединок со Славиком. Мне стоило сдержаться, там и лёгкого пинка вполне хватило бы, чтобы выжать его, как тряпку. Вместо этого я безумно ударил собственной энергией, зашвырнув подонка чёрт те куда! Теперь вот пуст, бессилен, голоден…

— Я только переоденусь.

Сабрину будить не стал, пусть подремлет. Когда выходил из спальни, столкнулся нос к носу с охотницей, спускавшейся с мансарды. На ней была моя старая футболка почти до… ну, не очень длинная — руки над головой поднимать не рекомендуется.

— Доброе утро.

— Привет! — Она с трудом подавила зевок, почёсывая поясницу. — Ванная свободна?

— Сколько угодно, — поклонился я, пропуская даму, но тут из простенка высунулось озабоченное привидение.

— Давай быстрее, е…ма! Тёлки уходят!

— Какие ещё тёлки? — встрепенулась героическая сибирячка. — Куда это вы направляетесь? А, так речь о женщинах, понятненько…

— Слушай, а ты вообще когда нибудь что нибудь слышала о правах человека на личную жизнь?! — автоматически повторился я и тут же прикусил язык. В зелёных глазах Евы светилась непоколебимая готовность идти за мной на край света. Моё желание при этом решающего значения не имело… Я обречённо повернулся к Еноту.

— Ну, ф…ма?! Она же сама хочет, о…ма в р…ма, так пусть и х…ма! Нам то что?

— Тебе это может не понравиться, — на всякий случай предупредил я, хотя заранее знал её ответ. Ева лишь высоко задрала нос, презрительно вскинув брови.

…На песчаном берегу загорали две девчонки годков семнадцати восемнадцати от силы. Простые, симпатичные, легкомысленные, готовые к болтовне и смешливому флирту. Ничего большего мне от них и не требовалось… То есть в иной ситуации постель была бы предпочтительнее, но, когда дома Сабрина и эта… с позволения сказать, жертва обстоятельств, особо не разгуляешься. В смысле вообще не разгуляешься, чревато…

Ева — как была, босая, в одной футболке — кое как примостилась на бережочке, следя за мной с целеустремлённостью снайпера. А я позволил себе расслабиться, открыться и вдыхать тепло этих наивных дурочек всей грудью. Сначала мы обменялись ничего не значащими приветствиями, потом безобидными шуточками, чуть позже вместе поплавали, полежали под солнцем и только потом познакомились. Мы смеялись, несли всякую чепуху, подкалывая друг друга и упиваясь светлой безнаказанностью времяпровождения. Охотница никак не могла уловить в нашем поведении хоть что то предосудительное. Астраханки редко сковывают себя излишней одеждой, это влияние климата, ни в коей мере не оказывающее растлевающего влияния на внутреннюю, духовную сущность.

Примерно через полчаса я ушёл, провожаемый искренним сожалением и влюблёнными глазами. На прощание нарисовал на песке обеих прелестниц в профиль. Усталость (дикую, свинцовую, нечеловеческую) они почувствуют только к вечеру. Друзья и родители сочтут её следствием перегрева на солнце, будут отпаивать холодным молоком и кормить клубникой. Через пару дней всё станет на свои места, но встречи со мной им лучше не искать. Это и не в моих интересах, нельзя выкачивать из девочек всё, есть же какие то границы приличия…

— Что ты на меня так смотришь? Я — не положительный герой. Скорее даже отрицательный. Вампиры вообще редко бывают положительными…

Охотница догнала меня у нашей калитки и остановила, резко схватив за рукав. Её губы прыгали, в глазах стояли слезы, и казалось, она вот вот взорвётся, если сию же минуту не выскажет всё!

— Успокойся, не надо… Я не ищу себе оправданий. Эта жизнь такова, какова она есть, любые революционные перемены обязательно приведут к жертвам с обеих сторон. Я не выбирал себе судьбу, но я сумел выжить… Мне нечем гордиться и стыдиться тоже нечего. Попробуй хоть ненадолго подумать о самой себе… Не обо мне, не о тех девочках, не обо всём человечестве в целом, а о себе, лишь о себе, только о себе! В любом случае всё это когда нибудь кончится, и я хочу, чтобы ты тоже сумела выжить…

По её щекам катились слезы. Нет, она не плакала, просто слезы текли и текли, вне её желания, сами по себе… Я не помню того момента, когда тихо обнял её за плечи, прижал к груди и медленно начал гладить ладонью по рыжей стриженой макушке. Моя летняя рубашка быстро намокла, Ева прильнула ко мне всем телом, до хруста сжав зубы, чтобы не разреветься навзрыд. Кто заварил всю эту историю? Зачем, ради чего, с какой целью надо было так легко и торжественно манипулировать нашими судьбами?.. Я не искал однозначных ответов, возможно, потому, что не любил вопросы. Тем более не любил задавать их самому себе…

— Хочешь, я покажу тебе картины?

Она молча кивнула. С противоположной от мансарды стороны был небольшой флигелёк. Хозяева практически не использовали его, первоначально намереваясь устроить там солярий, а потом просто подарив мне под мастерскую. Комнатка довольно скромная по размерам, но от художника до модели умещалось метров пять, а этого уже достаточно. Я держал там этюдник, ящик с красками, папки грунтованного картона, бумагу, кисти и тушь. Из мебели только кресло и табурет, зато все стены увешаны моими картинами. Быть может, это и громкое название, но пока их покупают, я могу позволить себе относительно свободное существование…

— Заходи. Смотри. Всё можно трогать и брать в руки.

Ева была похожа на ребёнка, впервые получившего в руки коробку двенадцатицветной гуаши. Открыв рот, она жадно смотрела по сторонам, упиваясь яркостью красок и непривычно откровенной аурой творческой атмосферы.

— Ты… вы всегда рисуете только женщин?

— Нет, иногда лошадей, цветы или кошек. Мужчины как эталон красоты занимают в моей классификации пятое место.

— А почему они…

— Обнажённые?

— Да. Все голые и…

— Голые бывают в бане, нагие — в постели, в искусстве — исключительно обнажённые, и не иначе! — наставительно пояснил я. — Видишь ли, женщина — удивительно красивое создание само по себе и редко нуждается в дополнительной драпировке тканями. Разве что для сокрытия чего либо не особо выдающегося (кривых ног, неразвитой груди, излишней волосатости…). Я стараюсь показывать их ИСТИННУЮ красоту, поэтому избегаю любых отвлекающих аксессуаров.

Она задумчиво кивнула. Не уверен, что поняла все слова, но общую концепцию уловила абсолютно правильно.

— Это Сабрина?

— Да. Два года назад у неё были такие длинные волосы. Я хотел показать контраст между этой чёрной волной и холодно белым телом. Летучая мышь сверху — знак вампиризма.

— А это красное пятно — тень?

— Это кровь. Иногда она оставляет после себя и такой след…

Ева прошлась вдоль стен, подолгу задерживаясь у понравившихся вещей. Я оставался в центре комнаты.

— А почему они такие яркие?

— В жизни и так хватает монохромных расцветок.

— Это вы? — Она указала пальчиком на мой автопортрет в гусарском костюме. — Похоже получилось… Нет, вообще то хорошие картины, необычные только.

— В каком смысле?

— Ну, я думала, чем чётче прорисовано, вот как на фотографии, тем лучше, да? А здесь по другому всё, но тоже красиво. Их у вас покупают?

— Да, в основном за рубеж. — Я присел на табурет и жестом предложил ей сесть в кресло. — Ты хочешь, чтобы я нарисовал тебя?

— Что? Ой, нет… — Охотница смущённо повела плечиком, постукивая одной из моих кисточек по собственной коленке. — Я не такая красивая, ничего не получится… А что, можно?!

— Только сними футболку, пожалуйста.

— Вы… вы хотите, чтобы я разделась?!!

— Да, а что? — Я встал взять бумагу и карандаш.

— Но… как же… ничего не выйдет, потому что…

— Не бойся, я быстро рисую.

— Ага… вам легко говорить, а меня в первый раз, может… — Она страшно побледнела, и только уши горели ярко пунцовым сиянием. — А можно я… со спины?

Одно сбивчивое движение, и свободная футболка падает на пол. Ева медленно опускается в кресло, словно в прорубь с ледяной водой, пытаясь прикрыть руками грудь. Одна оставшаяся деталь туалета ничего особенно не скрывает, я прошу развернуться полубоком, выпрямить спину и смотреть в сторону окна. Получается удивительно красивый силуэт обнажённой фигуры с изумительным поворотом головы. Она действительно хорошо смотрится и вполне могла бы позировать для скульптуры Дианы охотницы, если бы не пламенеющие уши да кусок лейкопластыря на шее…

Я рисовал легко, набросок за наброском, не отвлекаясь ни на что, кроме движения карандаша. Художник никогда не испытывает сексуального возбуждения в процессе работы с обнажённой моделью. Вас может переполнять восторг, восхищение, откровенное упоение красотой, так что в сердце не остаётся ни одной низменной мысли. Этот обволакивающий поток золотой энергии, идущий от тёплой кожи девушки, буквально распирает стены мастерской. Картины на стенах охотно зажигаются ответным отсветом, начиная сиять, "как драгоценные камни. В подсознании бьётся неуловимая, но такая знакомая мелодия моцартовского клавесина, и душа поёт…

Женщины — поразительно чуткие и восприимчивые существа, в считанные минуты адаптирующиеся почти в любой обстановке. Уже на третьем наброске Ева почувствовала себя абсолютно свободно и охотно позировала, предугадывая все мои просьбы и предложения. Теперь в её глазах не было и тени смущения…

— Всё, спасибо. Для первого сеанса вполне достаточно, у меня уже карандаш из рук валится.

— А можно посмотреть?

— Разумеется. — Я разложил на полу все рисунки в ряд и постарался взглянуть на них отрешённо, как сторонний зритель. — Тебе какие больше нравятся?

— Вот этот, этот и со спины… — Ева встала ко мне вплотную, нимало не стесняясь, и тронула пальчиком левой ноги один из набросков. — Надо же… а мама мне всё время говорила, что у меня талии нет и плечи широченные.

— У тебя хорошая фигура.

— Ну, судя по рисункам, очень даже ничего, — удовлетворённо подмигнула она, и в этот момент из стены вылезла встревоженная физиономия Енота:

— Дэн, там опять… Ё…ма а а!

Охотница взвизгнула, порываясь спрятаться за мою спину, а потом передумала — не скрываясь, нарочито вальяжной походкой прошествовала к креслу, подняла с пола футболку, показала обалдевшему Капралу язык и очень медленно оделась. Я наблюдал за всей сценой с чувством непередаваемой гордости: девочка бьёт все мыслимые рекорды! Ещё чуть чуть повращается в нашей среде, поговорит со мной, поконспектирует Сабрину, и её можно будет выпускать в кино без охраны!

— Ты что то хотел сказать?

— Ё…ма! Х…ма и с…ма! Ну и ж…ма, а к…ма, вааще… Дэн?!

— Не ори, пожалуйста. Мы всего лишь рисовали. — Я шутливо нахмурился и погрозил обнаглевшей воительнице пальцем. — Что за проблемы?

— Да Гончие же! — всё ещё под впечатлением от увиденного сорвался полупрозрачный офицер. — Дом окружают, а вы тут т…ма, л…ма — при всех! Нет, ну совесть есть…

* * *

Я высунулся из окна, со стороны шоссе чернела плотная колонна мотоциклистов. Как это всё не вовремя… На месте главы их организации я дал бы людям двухдневный отдых, свозил на Джиргак или на лотосовые поля, искупаться, позагорать, поесть фруктов. Нельзя же всё время охотиться, право слово!

— Пойдёмте в дом, надо разбудить Сабрину и приготовиться к обороне. Боюсь, что те, кто их ведёт, умеют делать выводы из своих ошибок. Ева?!

Охотница напряжённо вглядывалась в даль. На моё обращение отреагировала не сразу, как то очень замедленно и словно бы нехотя. Неужели в её сердце что то шевельнулось? Быть охотником на вампиров довольно сложно. Адепт должен избавиться от всех человеческих «слабостей», как то: жалость, сострадание, забота, сочувствие, понимание, доверие, мягкость, честность, порядочность… Взамен ему прививают: подозрительность, равнодушие, жестокость, ответственность, преданность своему клану…

Ведьмаков типа сапковского Геральда из Ривии в наше время нет. Хорошо это или плохо, не знаю… По идее, вампирам нет оправдания, но в этом трудно признаваться, зная, что именно сейчас и именно тебя идут убивать!

…Мы расположились в гостиной, дверь я запер на засов, бронированные стены позволят нам сидеть в осаде со всеми удобствами хоть до следующего лета. Сабрина вставать отказалась категорически и даже, наоборот, попыталась затащить в постель меня. Пришлось пообещать, что непременно приду, как только выясню намерения охотников. Вдруг они решили не мучиться, а просто сбросить на нас ядерную бомбу? Не уверен, что домик Яраловых выдержит…

На этот раз их прикатило много. Больше десятка мотоциклов и четыре легковые машины, набитые под завязку. Все в кожаном прикиде, с традиционными чесночными и серебряными оберегами. Как только они не спарятся в сорокаградусную жару?! Наверное, молодость и энтузиазм… Приглядевшись повнимательнее, я узнал обоих «кондоров». Значит, на этот раз ребята будут сдавать практические экзамены под непосредственным присмотром своих наставников.

Телефонный звонок раздался как всегда неожиданно.

— Надеюсь, это Храп. — Я жестом попросил Еву поднять трубку, она была ближе к телефону. — Если Сабрину, то она спит, если меня…

— Да. Конечно. Сейчас… — каким то деревянным голосом ответила охотница и повернулась ко мне: — Это вас.

— Дэн Титовский? — В трубке еле слышно дребезжал знакомый голос. — Не звони оборотню, он не придёт…

Короткие гудки. Никому не интересно, всё ли я расслышал, всё ли понял, благодарен ли за предоставленную информацию… Я молча вернулся к своему наблюдательному пункту. Ева всё с тем же каменным лицом опустилась в кресло. С ней явно что то происходило, но выяснить, что именно, зачем и почему, — не было ни времени, ни желания. Это первая ошибка, допущенная мной в тот роковой день. Женщины не прощают, когда их проблемы откладывают на послезавтра…

Рядом неслышно возник Капрал, возбуждённый и озабоченный как никогда:

— Я там полазил, пошумел слегонца… Ни х…ма! Такие крутые все — привидений не боятся!

— Думаю, с ними провели разъяснительную беседу. Гончие имеют союзников и среди вампиров, так что кто нибудь запросто мог доложить о твоей… слабости.

— Вот к…ма! Нет, ну встречу гада, так д…ма и об т…ма, своими руками бы! — страстно выдохнул Енот, но мы оба понимали, что именно эту угрозу ему совершенно невозможно осуществить.

Гончие рассредоточились, небольшими группками окружая дом. Меня немного задел тот факт, что я не увидел ни у кого оружия. Обычно охотники экипируются по полной программе, а эти ещё и позволяют себе всякие нетрадиционные штучки типа дробовиков с серебряным горохом. В прошлый раз по нашим окнам стреляли, в стены швырялись гранатами, а сейчас и осиновых кольев то не видно.

— Что они намерены делать? Водить весенний хоровод вокруг дачи?!

— Эх, ё…ма! Не нравится мне это, — многоопытно покачал головой бывший военный и, просочившись сквозь стену, отправился на разведку боем.

Рыжая охотница всё так же сидела в уголке, сложив руки на коленях, бледная, с красными пятнами на щеках.

— Дэн… — лениво и томно раздалось из спальни.

— Иду, — откликнулся я. Это была вторая ошибка. Еву нельзя было оставлять одну. Ни на минуту, а ей хватило и нескольких секунд…

— Прикрой дверь, — нежно попросила Сабрина, потягиваясь под чёрной простыней. Я присел на краешек кровати, с трудом удерживаясь от столь щедро предоставляемых возможностей.

— Нас атакуют, милая.

— Я тоже тебя атакую… — Она резко села, забрасывая обнажённые руки мне на плечи и прислушиваясь. — Если только эта безбашенная девчонка не будет лезть… Не пойму, чем она там занимается?

— Отодвигает засов, — с ходу определил я, ещё не в состоянии понять, ЧТО это для нас значит. Одно короткое мгновение мы смотрели в глаза друг другу… Потом вспышка, грохот чужих сапог по полу гостиной, и первого охотника я свалил прямым ударом в лицо уже на пороге спальни. Входная бронированная дверь в наше убежище была расхлебянена нараспашку! Дом быстро наполнялся Гончими, и я понял, почему они не взяли оружие — мы были нужны им живыми…

Я дрался довольно успешно минуты три, а то и четыре. По крайней мере, Сабрина успела что то на себя накинуть. Потом мне брызнули в лицо дурно пахнущей гадостью из газового баллончика, и мир опрокинулся. Как с ними обошлась моя подруга, я не знал… вряд ли особо милосердно. Единственным имеющим значение фактом было то, что нас взяли. А взяли только потому, что предали. Кто предал?! Меня больше волновал вопрос, почему она так поступила…

* * *

Забавно, ваше тело вам уже не повинуется, перед глазами темно, а голова ясная, как небо в полдень. Со мной такое в первый раз… Мысли кристально чистые, и все путаные события последних дней успешно анализируются под призмой неумолимой логики.

Почему? Мы были к ней добры. Как могли, уберегали от губительного столкновения с действительностью. Сабрина дважды спасала ей жизнь, она ни разу не обидела, не унизила и не оскорбила её. Мы фактически содержали её все эти дни, кормили, поили, делали всё, чтобы ей понравилось у нас в гостях. Она успела стать подружкой для Сабрины и натурщицей для меня, она помогала накрывать на стол и мыть посуду…

Почему? Я честно пытался понять психологию человека, предающего того, с кем ещё вчера делил хлеб… Раньше царский офицер, выбирая между долгом и честью, однозначно делал выбор в пользу чести, пуская себе пулю в висок. Я не требую подобного, не надо крайностей… Но она ведь могла просто уйти, бросить всё, сбежать и выйти из игры. Неужели её сон будет спокойнее, если такие монстры, как мы, навсегда упокоятся в солёной земле астраханского кладбища?! Ей ведь не платят за это, даже Почётную грамоту не дадут, так чего ради? Я не жду объяснений, но хочу понять причины…

* * *

Возвращение в реальный мир было долгим и мучительным. Собственно, боль, проникающая в сознание, была тем единственным, что отвлекало от размышлений. Я пытался приглушить её волевым усилием, но получалось плохо. В подобных случаях стоит выть, кричать, извиваться, как ни странно, это помогает… Однако какая то часть мозга, ещё сохранившая память, решительно предупреждала о недопустимости радовать «тюремщиков» стонами. За свою долгую жизнь я неоднократно попадал в плен, и если помню о том, как надо себя вести, то, значит, уже контролирую ситуацию.

Первыми дали о себе знать мелкие камушки и стёкла, впившиеся в спину. Интересно, сколько времени я так пролежал? Глаз раскрывать не спешу, это лишнее, мало ли что увидишь… Сквозь головную боль и шум в ушах просачиваются вполне определённые звуки. Прерывистое дыхание Сабрины, медленное, с неприятными всхрипами. У неё заложен нос или рот заткнут кляпом? Нет, пожалуй, нет, тогда дыхание имело бы чуточку иной оттенок. Где то капает вода. Лежу на холодном бетонном полу. Скорее всего, какой то подвал. Сильно болят руки, запястья схвачены стальными наручниками милицейского образца. Ноги свободны, ноет левое колено, ступни босые. Я слышу, как Сабрина поворачивает голову и пристально смотрит на меня. Видимо, кроме нас двоих, в помещении никого больше нет…

— Как ты? — еле слышно спрашивает она.

— Лучше, чем можно было ожидать, — так же тихо отвечаю я. Глаза открывать не хочется, лицо горит, затылок раскалывается, похоже, меня сильно били по голове. — Ты в порядке?

— В беспорядке, причём полном… Они связали меня серебром.

— Мерзавцы!

— Да, но дело своё знают, — грустно улыбнулась она. — Не смотри на меня, я даже причесаться не успела. Рубашку накинула, в джинсы влезла, и началось…

— Помнится, я пытался оказать сопротивление…

— О да! Шестерых ты отделал на славу, даже «кондоры» говорят о тебе с неподдельным восхищением. Я успела порвать двоих, к сожалению, легко… слишком торопилась.

— Хочешь сказать, что они выживут? — Мне вдруг захотелось рассмеяться, но первый же глубокий вдох отозвался нечеловеческой болью в рёбрах. Перелом, а может, и два…

— Дэн, ну я же не зверь в конце концов?! Тебе что, непременно надо довести меня до слез, да? И не вздумай отворачиваться… а а о у!!!

Я резко вскинулся на её крик и тут же взвыл сам:

— О о уй!!!

— Все мужчины — неженки! — скрипя зубами, оповестила моя подруга.

— У меня болит колено, разбит затылок, куча синяков по всему телу и, возможно, даже сломаны рёбра… но в целом ты права, — вынужденно согласился я, открывая глаза. Зря, всё сразу поплыло в цветных кругах и розовом тумане…

— Мне тоже досталось, я ведь не жалуюсь.

— У женщин порог боли ниже, а у женщины вамп тем более! Кстати, где мы находимся, как ты полагаешь?

— А почему ты не спрашиваешь, как я себя чувствую?!

— Боже, только не кричи… Это совсем не значит, что я о тебе не думаю, — едва не рыча, сдался я. Женская расстановка приоритетов способна свести с ума кого угодно. Но выход один — извиниться. — Прости, мне очень стыдно! Я обязательно заглажу свою вину, но, если можно, не здесь и не сейчас… Тебе очень больно?

— Очень! — жалобно призналась она. Сабрина сидела в трёх четырёх шагах от меня у стены, стянутая тонкими серебряными цепочками. Для вампира это примерно то же, что электрошок для человека. Пока не напрягаешься — можно терпеть, но при малейшем движении цепь врезается в кожу и… Я слышал об охотниках садистах, обвязывавших жертву серебряной цепью, обрекая, таким образом, на медленную смерть. Час, два, даже четыре несчастные лежали, боясь пошевелиться, потом одно судорожное движение, и серебро режет не хуже ножа…

— Так ты не видела, куда нас притащили?

— Нет, они надели мне мешок на голову, — подумав, решила она. — Могу лишь предполагать. Судя по времени, проведённому в дороге, мы всё ещё в черте города. По общему дизайну помещения и кирпичной кладке — это подвал. А по запаху ладана, сводчатому потолку и прочим малозаметным приметам — подвал находится под действующей церковью.

— Приятного мало…

— Меньше, чем ты думаешь. Если я задержусь здесь до вечерних колоколов, утром им останется вытащить цепи из кучки серого пепла. Мне кажется, тебя это как то огорчит…

Боже, о чём я только думал?! Она вампир, ей и близко нельзя приближаться к церкви, а вечерняя служба над её головой будет подобна заупокойной мессе — она сгорит здесь заживо!

— Дэн?!

— Да?

— Ты меня любишь?

— Конечно. У нас ещё много времени. Не волнуйся, я обязательно тебя спасу.

— Я знаю.

На самом деле никаких особенных мыслей в голове не было, а те, что были, спасительными никак не назовёшь. Зато боль ушла, её вытеснили другие, более высокие чувства. Итак, что я могу… Говорить «мы» в данной ситуации бессмысленно, Сабрина не может даже пошевелиться. Нет, разумеется, она всегда готова помочь советом, но это не выход. А я могу… я могу… могу встать! С третьей попытки я кое как, упираясь лбом в пол, ухитрился встать на колени, а потом и подняться на ноги. Прежде чем дошёл до цели, дважды падал плечом в стену, боль тупая и бессмысленная. Сабрина смотрела на меня печальными глазами. Рубашка без единой пуговицы, на джинсах дыра по левому бедру, руки лежат на коленях, стянутые серебряной цепочкой. Точно такая же цепь схватывает мраморные лодыжки.

— Не шевелись, я попробую просто их разгрызть, серебро — мягкий металл…

За дверью раздался грохот тяжёлых сапог. Я подмигнул Сабрине и вновь упал на прежнее место, симулируя полнейшую беспомощность. Должен признать, в этот раз у меня получилось реалистично как никогда…

* * *

— Денис Андреевич, моё почтение! Госпожа Страстенберг, прошу простить, что не могу поцеловать вашу ручку.

Железная дверь распахнулась, и в подвал, пригнувшись, шагнули двое наших знакомцев. «Кондоры» выглядели вполне удовлетворёнными, хотя глаза молчаливого горели неприятным, лихорадочным блеском. Если первый убивает по мере необходимости, то второй просто не мыслит иного разрешения ситуации. Для него слова «победить» и «убить» — синонимы…

— Надеюсь, вам не причинили лишних неудобств? Всё прочее прошу считать скорее данью уважения вашим нестандартным способностям.

— Давайте без лести и патетики, — холодно попросил я.

«Кондор» кивнул и шагнул ко мне с явным намерением помочь подняться. Молчаливый предупреждающе положил руку ему на плечо…

— Не надо, это благородный противник. Вы не обидитесь, если я перетащу вас поближе к стене? Вот так… Снять браслеты не могу, сам видел, как вы дерётесь.

В его тоне сквозило достоинство и понимание. В иное время я счёл бы честью пожать ему руку.

— Вы очень любезны.

— Пустяки! Хотите сигарету?

— Не курю.

— Тогда, может быть, ваша дама?

— Сабрина никогда не разговаривает с победившим врагом, тем более ничего у него не возьмёт. В её крови причудливо смешались арийская гордость и самурайское высокомерие.

— Я всего лишь пытаюсь быть вежливым.

— Не стоит. «Мы выбираем деревянные костюмы…» — нараспев процитировал я, с наслаждением чувствуя за спиной надёжную опору стены.

Охотник помолчал. Потом сунул в рот сигарету, щёлкнул зажигалкой и, пуская дым, протянул:

— Будь моя воля, я отпустил бы вас обоих сегодня же. У наших ребят ещё никогда не было такой сложной, многообразной и богатой практики. Если им удалось одолеть такую парочку, то я со спокойным сердцем отпущу их в самостоятельную жизнь. С любым другим вампиром они справятся без труда!

— У вас есть проблемы?

— У меня?!

— Естественно, ведь вы сказали: «Будь моя воля…»

— Ах, в этом смысле. — «Кондор» присел на порог, стряхивая пепел. Его товарищ молча стоял рядом, грозный и неподкупный, как архангел. — У меня тоже есть начальство, и там, наверху, никто не поймёт, почему вампир, предназначенный для отстрела, всё ещё гуляет на свободе. Я ничего не могу сделать для вашей подруги, вечером её дело будет закрыто с присовокуплением всех документальных свидетельств смерти. Но вы не вампир…

— Какая честь! Неужели я человек?

— И не человек тоже… Вы могли бы быть полезны и нашему Ордену, и вашему клану. Я ни в коей мере не предлагаю вам позорное предательство, но, если соблюдать букву закона, — у нас ордер только на одну жертву. Причём конкретную. Ни изменения положений, ни дополнительные трупы приветствоваться не могут…

Мне стало скучно. Я понимал, что он действительно хочет мне добра, и, с его точки зрения, всё выглядит совершенно нормально и естественно. Вампиры не могут любить — это общеизвестно. Гончие убьют Сабрину (постаравшись обставить её смерть как ещё одно учебное пособие!), а потом беспроблемно отпустят меня под честное слово. Понятно, что я не попрусь неизвестно куда с кровавыми планами мести, клятвенно намереваясь вырезать всех, кто имел хотя бы касательное отношение к её гибели. Практиканты разъедутся по своим городам и весям, где находится база Ордена — не знает никто. Если предположить, что я обязан довести до конца святое дело возмездия, — в живых не должен остаться ни один, а это надолго. Можно посвятить охоте на охотников всю жизнь, но что я получу в результате, кроме выжженной души…

— Увы, вынужден отклонить ваше предложение.

— Мы и не ждали, что вы так легко согласитесь. — «Кондор» бросил окурок на пол, раздавив его каблуком. Потом сунул руку в нагрудный карман, извлекая сложенный вчетверо лист бумаги. — Позвольте кое что зачитать, если я ошибусь — поправьте. Данная информация предоставлена вышестоящими чинами вашего сообщества. Итак, вы — энергетический вампир, достаточно редкий и обладающий определённой мощью. Хотя правильнее было бы сказать — неопределённой… Умеете одним взглядом обессилить практически любого противника, а при необходимости и нескольких человек. Кроме того, способны аккумулировать энергию, собирая её для направленного удара. Пример — небезызвестный вам мятный вампир извращенец… Вроде всё. Ничего не пропустил? Так что мы вполне отдаём себе отчёт, с каким противником имеем дело. Но… сейчас вы не в лучшей форме. Напиться энергии вам неоткуда, вы — художник и пользуетесь чувствами слабых женщин. Здесь их нет. Взять хоть каплю силы у вашей подруги слишком рискованно, она может потерять контроль, непроизвольно дернуться, и тогда… серебро сделает своё дело. Признайте, что на данный момент вы не в состоянии нам помешать…

bibliografiya-trudov-lvshaposhnikovoj1-l-v-shaposhnikova-veleniya-kosmosa.html
bibliografiya-trudov-stranica-5.html
bibliografiya-uchebnik-prednaznachen-v-pervuyu-ochered-studentam-kak-visshih-tak-i-srednih-specialnih-uchebnih-zavedenij.html
bibliografiya-v-i-arkin-centralnij-ekonomiko-matematicheskij-institut-ran.html
bibliografiya-viktor-papanek.html
bibliografiya-vospominaniya-o-shtejnere.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/variant-1-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-metodika-prepodavaniya-matematiki-specialnost-050708.html
  • grade.bystrickaya.ru/napravlenie-razvitiya-grazhdanskogo-processualnogo-zakonodatelstva-v-svyazi.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-6-principi-organizacii-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-specialnosti-062100-080505-upravlenie-personalom.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/obshie-polozheniya-obshie-svedeniya-o-procedure-zaprosa-predlozhenij-zakupochnaya-dokumentaciya-po-provedeniyu-otkritogo.html
  • student.bystrickaya.ru/2-informatika-uchebnie-posobiya-metodicheskie-ukazaniya.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zadaniya-ocenivaemie-v-z-balla.html
  • bukva.bystrickaya.ru/ng-samarina-n-p-ryazancev-materiali-muzejnogo-otdela-narkomprosa.html
  • college.bystrickaya.ru/-4-obshie-voprosi-metodiki-slovarnoj-raboti-yashina-b-i-metodika-razvitiya-rechi-i-obucheniya-rodnomu-yaziku-doshkolnikov.html
  • abstract.bystrickaya.ru/3-strategiya-za-razvitie-na-obshinata-realizaciya-na-obshinskiya-plan-za-razvitie-na-obshina-trgovishe-79-nablyudenie.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema4-imushestvennaya-osnova-predprinimatelskoj-deyatelnosti-programma-podgotovki-i-attestacii-professionalnih.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-pravo-socialnogo-obespecheniya-dlya-specialnosti-021100-yurisprudenciya-stranica-4.html
  • writing.bystrickaya.ru/lechebnaya-fizkultura-2.html
  • writing.bystrickaya.ru/komercjna-dyalnst-poserednickih-pdprimstv.html
  • notebook.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-48-699-13-dekabrya-2010-g.html
  • literature.bystrickaya.ru/elementi-vtoroj-gruppi-glavnoj-podgruppi-i-ih-soedineniya.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-6-subektivnaya-storona-sostava-prestupleniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-ugolovnoe-pravo.html
  • klass.bystrickaya.ru/4-livonskaya-vojna-i-oprichnina-georgij-vladimirovich-vernadskij.html
  • institute.bystrickaya.ru/formi-razmnozheniya-zhivih-organizmov.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/smzh-rds-kartasi-bmu-ilimi-ktaphanada-ordi-zhinatau-zhne-oirmandara-aparatti-bibliografiyali.html
  • diploma.bystrickaya.ru/vidavnictvo-hudozhno-lteraturi-v-radyanskomu-soyuz-v-20-90-h-rokah-chast-2.html
  • predmet.bystrickaya.ru/specialnost-130201-geofizicheskie-metodi-poiskov-tyumenskij-gosudarstvennij-neftegazovij-universitet-spravochnik.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabota-trudovaya-migraciya-i-problemi-ispolzovaniya-inostrannoj-rabochej-sili.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/autentichnost-versus-kulturnaya-adaptaciya-lingvometodicheskie-problemi-prepodavaniya-inostrannih-yazikov-v-visshej-shkole.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razdel-1-uvazhenie-neprikosnovennosti-lichnosti-vvedenie.html
  • college.bystrickaya.ru/35-tehnologii-raboti-v-bazah-dannih-uchebnoe-posobie-dlya-studentov.html
  • institut.bystrickaya.ru/standart-nachalnogo-obshego-obrazovaniyapo-literaturnomu-chteniyu-v-obrazovatelnihuchrezhdeniyah-s-russkim-yazikom-obucheniya.html
  • college.bystrickaya.ru/2-obem-disciplini-i-vidi-uchebnoj-raboti-programmi-bakalavriata-po-napravleniyu-520500-lingvistika.html
  • exam.bystrickaya.ru/v-k-bilinin-v-i-korotaev-portret-lidera-oun-v-interere-inostrannih-razvedok-po-materialam-ap-rf-garf-rgva-i-ca-fsb-rf-stranica-3.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/postanovlenie-pravitelstva-rossijskoj-federacii-ot-9-noyabrya-2001-g-782.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/mchs-rossii-sergej-shojgu-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-9-maya-2010-g.html
  • doklad.bystrickaya.ru/variant-iii-materiali-dlya-podgotovki-k-sessii-slushatelej-2-go-kursa-zaochnogo-obucheniya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/78lizing-3-3-ekologicheskie-voprosi-proizvodstva-28.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rossijskoj-federacii-federalnoe-agentstvo-po-ribolovstvu-federalnoe-gosudarstvennoe-byudzhetnoe-obrazovatelnoe.html
  • student.bystrickaya.ru/3-antikonkurentnie-dejstviya-organov-vlasti-i-ih-dolzhnostnih-lic-programma-razvitiya-konkurencii-v-rossijskoj-federacii-oglavlenie.html
  • tests.bystrickaya.ru/medvedev-priznal-abhaziyu-i-yuzhnuyu-osetiyu-na-zasedanii-sovbeza-rf-v-sochi-obsudyat-status-nepriznannih-respublik-i.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.